Музей

Официальный интернет-портал правовой информации 

 

"Сухое поле"

«Сухое поле»

Так говорят хирурги, имея в виду операционное поле. Операционное поле «сухое», чистое- значит работает мастер.

НАМ МАЛО ЧТО изве­стно о его детстве, юности. Но, по об­рывочным сведениям, оно было непростым, возможно, даже трудным - как у всех детей, росших во время и после войны. Было острое желание стать врачом, и именно хирургом, что и при­вело его в Куйбышевский ме­дицинский институт, который он закончил в 1959 году.

Уже в институте об Ана­толии Степановиче Лескине ходили легенды как о фана­те, преданном хирургии. Упорная учеба, посещение операционных, ночные де­журства. Отработка техники операций в виварии. Ему, студенту, доверяют проведе­ние довольно сложных опе­ративных вмешательств, та­ких, как резекция желудка при язвенной болезни. Про­фессор А. М. Аминев с гор­достью говорил о нем и ста­вил в пример сокурсникам на лекциях.

Своим учителем Анато­лий Степанович Лескин счи­тал доцента кафедры А. И. Котова, у которого он пости­гал премудрости хирургиче­ской науки. Институт он за­кончил не заурядным врачом, а квалифицированным хи­рургом, имевшим за плеча­ми опыт 300 аппендэктомий (удаление аппендицита) и 50 резекций желудка. Такого в истории института еще не было. Выпускнику предложи­ли остаться в институте.

Но практическую работу Анатолий Степанович всегда ставил превыше всего. И не похвалы чиновников, а выз­доровление больного после проведенной им операции всю жизнь было для него наивысшей наградой.

Некоторое время он ра­ботает в Казахстане, где сра­зу же после студенческой скамьи возглавляет хирурги­ческое отделение, обучая мастерству хирурга и более старших по возрасту.

Судьба забрасывает его в 1961 году в наш город, где в полной мере раскрывается его талант хирурга, его орга­низаторские способности как основателя школы чапаев­ских хирургов. И это в горо­де, который, как и всякий другой маленький провинци­альный город, живет разме­ренной жизнью, стараясь избегать «катастроф» и «ка­таклизмов», - так удобнее, так спокойнее, легче жить.

Анатолий Степанович не знал покоя: упорная работа в операционной, дежурства, поглощение специальной литературы, усвоение опыта старших товарищей. Он был, например, в очень дружеских отношениях с хирургом Алек­сандром Григорьевичем Чи­стяковым, прошедшим гор­нило войны, много видевшим и сделавшим своими руками.

В 1965 году открывается новое здание медсанчасти № 3, где А. С. Лескин стано­вится заведующим хирурги­ческим отделением. С того времени стала восходить его звезда. Пошла его слава на весь город и окружающие окрестности. Для успешной работы, проведения сложных операций нужна была коман­да. И он ее создал - в лице Г. Л. Зуйкова, В. В. Казберова, Б. Г. Рудика, Т. Ф. Зино­вьевой, А. С. Безбородова, терапевтов Л. Ф. Казачевой и В. Л. Фомина.

Сложные операции тре­буют больших финансовых затрат. Не всем чиновни­кам от медицины это нра­вилось. Но он умел убеж­дать и доказывал необхо­димость проведения этих операций, тем более что в областном центре они про­водились не так широко. Операции на пищеводе, легких, на поджелудочной железе были не по зубам многим хирургам, «облечен­ным» степенями кандидатов и докторов наук. А в Чапа- евске эти операции были поставлены на поток.

Для него интересы боль­ного, соблюдение правил асептики и антисептики были абсолютными и непреложны­ми. Расскажу со слов врача

Л. Ф. Казачевой такой слу­чай.

В отделении соблюдал­ся строгий режим посещения больных. Как-то посетить больного пришел директор одного предприятия. По пра­ву сильного и наделенного властью он прошел в палату к больному без разрешения. Узнав об этом, Анатолий Сте­панович без всяких обиняков напомнил «нарушителю», что тот не у себя на заводе, а в медицинском учреждении, и потребовал соблюдения пра­вил. Большой начальник, хоть и возмутился, но вынужден был подчиниться.

Другой пример. Как-то ночью привозят тяжелоболь­ного. После операции нуж­но было уложить его на мат­рас - а матраса лишнего нет, в больнице во все времена не хватало то одного, то дру­гого, то третьего. Но матрас Анатолий Степанович все же нашел - забрал у одного партийного чиновника, рас­положившегося на двух мат­расах. Шум был до небес. Но в ответ на угрозы Анато­лий Степанович сказал: «Скотину здесь не держим. Почему больной должен ле­жать на голой кровати, тог­да как вы спите на двух мат­расах?».

Он никогда никого ни о чем не просил. И жизнь его протекала полуаскетически. Когда ему предложили поме­нять квартиру на более но­вую, он ответил: «Она мне не нужна, меня устраивает и старая. Есть люди, более меня нуждающиеся в новой квартире».

Работа хирурга требует огромных психоэмоциональ­ных и физических затрат. Нужно постоянно быть в хо­рошей рабочей форме. И Анатолий Степанович был всегда на высоте. Никаких вредных привычек! Длитель­ные пешие прогулки летом, ходьба на лыжах зимой. На работу он ходил без верхней одежды в любое время года, чем вызывал удивление или восхищение у сотрудников, у прохожих. В том же духе вос­питывал и дочь Елену.

Хирургия полагает еди­ноначалие, жесткую дисцип­лину. Все нарушения по ра­боте строго наказывались. Однажды в операционной пропал спирт по вине одно­го недобросовестного работ­ника. Никто не сознался в содеянном, за что весь кол­лектив операционного блока был отстранен от работы на месяц.

Анатолий Степанович был хирургом от Бога. Он, как никто другой, умел радовать­ся удачно проведенной опе­рации. Мог на радостях но­сить на руках жену по квар­тире, а то и усадить ее от избытка сил на шифоньер. И наоборот. Мог по три дня ни с кем не разговаривать, если у больного наступало ослож­нение.

Мы уже говорили, что не всем нравилась его бурная деятельность. Кое-кому она не давала спокойно спать. Для того чтобы «успокоить» заведующего хирургическим отделением, было предложе­но заслушать на одном из аппаратных совещаний отчет о работе возглавляемого им отделения. Заслушали. И признали работу... неудов­летворительной. Вот так! Это после тысяч и тысяч опера­ций, которыми, учитывая сложность многих, могла бы гордиться и любая кафедра, любой институт.

Разумеется, неудовлет­ворительную оценку Анато­лий Степанович воспринял как личное оскорбление. Он пишет заявление об уволь­нении и какое-то время работает в Новокуйбышевске.

В начале семидесятых его идея объединения хирур­гической службы в единое целое претворяется в жизнь.

Коллектив хирургов настаи­вает на том, чтобы вернуть А. С. Лескина в Чапаевск. И он возвращается.

На базе городской боль­ницы создаются три крупных хирургических отделения. Появляются новые имена: А. А. Курский, В. В. Кудряв­цев, С. В. Дорохов, В. В. Селкин, Г. П. Щербина (уролог) и автор этих строк.

Работа пошла с утроен­ной энергией. Больные по­ступают не только из близ­лежащих районов, но и из других городов области. На базе городской больницы проводятся конференции, выездные заседания хирур­гического общества. Чапаев­ская школа хирургов по пра­ву признается лучшей в об­ласти. Анатолий Степанович щедро делится своими иде­ями, своим опытом. По ре­зультатам его хирургической деятельности защищаются кандидатские, докторские диссертации.

Есть у писателей выраже­ние: «писать в стол». Так было и с Анатолием Степановичем. Он работал в некотором роде в стол, и только после звонка профессора А. М. Аминева в горком партии ему присваи­вают звание «Заслуженный врач РСФСР».

Как ребенок вырастает из своих штанов, так и город для Анатолия Степановича стал тесен. В 1977 году глав­ный хирург области доктор медицинских наук А. Я. Яков­лев (к слову сказать, экспе­риментальная работа его докторской диссертации была проведена в Чапаевске) предложил Анатолию Степановичу возглавить хи­рургическую службу наро­дившегося автогиганта в То­льятти.

16 лет своей жизни от­дал Анатолий Степанович Лескин, народный врач СССР (звание это он получил, бу­дучи уже в Тольятти), наше­му городу. И, как яркая звез­да, он остается в памяти на­родной и нашей, его коллег, учеников, трудившихся с ним бок о бок все эти годы.

Н. КОНДУЛУКОВ, заведующий хирургическим отделением ЦГБ.

28 февраля 2014 г.